История из жизни московского каббалиста

Сказать, что я не люблю опрокинуть пару-тройку стопарей чистенькой как слеза водочки было бы ну совершенно не честно. Люблю, но все зависит от компашки и настроения. И, поскольку нужное настроение бывает все реже и реже, а хорошие компашки сыскать все сложнее, то отдаюсь я этому процессу с явно выраженным удовольствием.))

А вот ходить с женой на приемы к ее подругам не люблю с давних пор, а в последнее время позволил себе туда перестать ходить совсем. В конце концов, жаль наблюдать, как в их болтовне моя жизнь сквозь пальцы утекает.

Но тут у ее близких и давних друзей случился юбилей. Ребята очень симпатичные, ничего не скажу, всегда рад их видеть. Но… есть небольшая проблемка. К ним на такие значимые мероприятия приходит много народу — и друзья, и сослуживцы, и родственники, и всякие «нужные» сегодня люди. В общем, много.

Но и это не такая уж беда — больше народу, легче спрятаться.) Проблема в другом — она во мне. Дело в том, что я — каббалист, преподаватель каббалы, по европейским понятиям даже эксперт (в Израиле мой уровень на эксперта потянет далеко не со всеми, а в Европе — легко).

Так вот проблема как раз в этом — где бы я не появлялся, куда бы не пришел, народ сразу внутренне подбирается и начинает атаковать. Одни, чтобы продемонстрировать свою «я тоже высокодуховныйчеловек», другие — в защиту каких-то своих религиозных убеждений (блин, а кто вообще к ним притрагивался-то — молитесь как хотите, каббала-то тут причем?!), третьи — просто потоптаться по тебе, это же такое удовольствие, и, наконец, самые противные в общении — это те, кто, принижая тебя, жаждут видеть себя большими. А вот тех, кто  всерьез интересуется темой, как раз таки встретишь редко.

И вот у этих ребят есть дальний родственник — такой себе вечный холостяк, не потерявший надежду на взаимность женщин лишь потому, что не видит их пренебрежительных реакций на себя. При этом отчетливо осознает, что он доктор наук (дорожник какой-то там), профессор и еще проректор или декан, то ли в автодорожном, то ли в одном из строительных вузов.

Как вы догадались, человек он довольно ограниченный, да еще и дико упрямый, к тому же совершенно «глухой». Оппонента он просто не слышит. Короче, меня от него типает, а нападать он будет стопудово — возможность продемонстрировать себя дамам не упустит ни за что. Для него я самый «сладкий» десерт.

Но обижать ребят мы никак не можем. Пошли все-таки.

Стол, конечно, ломится — ребята очень гостеприимны. Тосты, улыбки, настроение, коньячок-виски-вино-шампанское, все хорошо. И вот не успела хозяйка уйти за какими-то переменами блюд, да и гости еще не вполне достаточно выпили, чтобы переходить к болтовне не по теме, как на всю большую комнату раздался голос, явно привычный перекрывать рык бульдозеров.

— А скажите-ка, Евгений, вы же у нас специалист, что говорит ваша каббала об иллюзорности нашего мира? — Лицо у мужика довольное: явно есть домашняя заготовка и в ней он уверен. Потому торжествующе обводит дам взглядом победителя турнира. – Вот, скажем, буддисты уверены, я знаю это, что мы в иллюзии живем. Каббала тоже так считает?

— Да, Алексей, каббала знает, что мы воспринимаем мир как реальность, несмотря на то, что он иллюзия. А вы не хотите поговорить на другую тему, не о каббале? — Говорю очень мягко, старательно пытаюсь не задеть его чувства.

Все по привычке смотрят на нас в ожидании «концерта», причем так же равнодушно к актерам, как и в театре. Кто победит — неважно, но развлечемся, похоже, точно. Жена с чувством положила мне руку на колено, типа «держись, мужик».

— Ну что вы, Евгений, такая замечательная возможность выяснить все напрямую у каббалиста. Так что там с иллюзией? — Почему-то ему необходимо было, чтобы я начал объяснять. Но мне совершенно не хотелось никаких споров и дискуссий. Да думай, как хочешь, мир от этого не рухнет (хотя и лучше не станет точно).

— С иллюзией, Алексей, все хорошо, спасибо. Впрочем, и с реальностью тоже все благополучно.

— Не кокетничайте, Евгений, ну сами поймите, эти ваши учения внушают нам столь радикальные теории, что возникает мыслишка: кто-то из нас не в своем уме. — О, вот оно. Значит, решил атаковать он остро и на грани оскорбления. Ну что ж, не я выбрал правила — сам себе ловушку расставил.

— Хорошо, Алексей, раз вы так настаиваете, будь по-вашему. Не могу отказать столь острому желанию. — Он не смог сдержать улыбки: первая ступень победы на лицо. «Публика» навострила уши.

— Только сегодня не я, а вы сами будете отвечать на мои вопросы — ваши ответы все и определят. То есть сегодня вы для нас будете каббалистом. А я буду вам ассистировать. Хорошо? — Ситуация явно начала выходить из-под его контроля, но ничего особо страшного все-таки не приметил. — Хорошо. — Кивнул он и приготовился.

— Итак о шизофрении. Вы согласны с тем, что больной в остром состоянии слышит нечто свое, несмотря на то, что все окружающие, допустим, слышат музыку?

— Да, конечно. — Легко согласился он.

— Вы согласны с тем, что больной может видеть какую-то свою картину реальности, несмотря на то, что все остальные видят, допустим, больничную палату?

— Да. — Ответил он уже немного напряженно.

— Вы согласны с тем, что во время приступа больной может, скажем, сидеть на кровати, обнимать подушку, а быть уверенным, что едет в карете с Анной Австрийской, допустим?

— Да, такое возможно. — Сказал он совсем тихо.

— Значит, вы согласны с тем, что больной шизофренией ощущает галлюцинацию, стопроцентную иллюзию, как стопроцентную же реальность? — Длинная пауза, видимо, он решил, что это ловушка и раздумывает, как ответить.

— Да, пожалуй, согласен.

— Вы ведь ученый, кажется, Алексей, не так ли? — Молча кивает головой.

— Вы в курсе, что все врачи потерпели поражение, пытаясь самыми разными способами доказать больному, что все что он ощущает как реальность, на самом деле иллюзия? — Невнятно пожимает плечами.

— Тогда скажите, возьметесь ли вы, со всей научной аргументацией, на какую вы способны, доказать больным, что они в иллюзии?

Он многозначительно улыбнулся: и браться не буду, это невозможно.

— Согласен с вами, я бы тоже не взялся. — Делаю паузу и продолжаю:

— Вот и я не стану разубеждать вас, поскольку дело это не благодарное, что окружающий нас мир, который вы считаете на 100 процентов реальным, — обвожу рукой комнату, стол, заставленный замечательной едой и питьем, людей в комнате — на самом деле всего лишь поле энергии, поле информации и сил, которые наш мозг идентифицирует своими слабенькими свойствами в картинку, которую мы и воспринимаем как реальность. Наш мозг порождает нам реальность.

Он слегка покраснел и явно хотел что-то вставить, но я твердо решил, что ни в какие дискусы вступать не намерен. Ты хотел информацию — ты ее получил. Нравится она тебе или нет, зависит не от меня. Потому я продолжил.

— Изменится активность и качество нашего мозга (а у нас в запасе порядка 90% неиспользуемых возможностей его), изменится и реальность вокруг нас. Тогда, Алексей, вам не нужны будут доказательства.

Более того, вы, как ученый, приметесь изучать новую реальность и наоборот нам дадите многоуровневые доказательства и выводы. — Мягко улыбнулся ему, ведь обидеть мужика, и тем более, всех присутствующих здесь, точно никак я не намеревался.

— Вынужден добавить в конце нашей замечательной беседы, — взглядом предлагаю Алексею согласиться с тем, что это финал, а беседа и правда была вполне приятной, — что просто так мощность и качество мозга не изменится. Невозможно. Для этого как раз и необходима каббала, методика изменения внутренних качеств человека.

За столом на некоторое время повисла тишина, но хозяин немедленно предложил налить и я с удовольствием наполнил рюмашку Алексею и себе.

Пусть хоть благородный коньячок и иллюзия реальности, но какая приятная иллюзия.))

Евгений Литварь,

преподаватель каббалы

 

Евгений Литварь

Посмотреть все посты

1 комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Новые видео