Реальная история крохи, победившей дракона

Это совершенно реальная история, она случилась много лет назад, но вспомнилась мне вчера после урока с новичками в молодежке.

Моей дочери тогда было всего года четыре, (сейчас она уже носит в себе новую жизнь, и скоро сама будет помогать своему сыну познавать и адаптироваться в нашем мире). В те только что возникшие кооперативные времена я был безобразно богат, а потратить деньги было фактически негде, так что валялись они у меня почти без применения. Тогда же я сильно увлекся теннисом. Настолько, что решил арендовать себе зал в «Дружбе» на осенне-зимне-весенний период. Стоило это серьезных усилий и несусветных денег, но мне было их абсолютно не жаль – для себя же!

Кстати сказать, пользовался я им совсем недолго: у меня случился «теннисный локоть», быстро перешедший в артрит, и играть я больше не смог. Обзвонил знакомых и подарил им право на зал. Но это так, апропо.

Зал оказался огромным. Метров 10-12 в высоту и бесконечный в длину. За мячиком постоянно приходилось бегать как стайеру. А в самом конце зала по диагонали задней стены шла какая-то техническая лестница, заканчивающаяся где-то в облаках. В середине ее была площадка для отдыха, а дальше она опять рвалась в небо. Были и перила.

Куда она вела, я сказать не могу – наверху и по всей ее длине никаких дверей, люков и прочих окон не наблюдалось. Назвать ее частью дизайна я бы тоже не решился. Короче говоря, предназначение сего произведения строительной индустрии середины 70-х годов прошлого столетия было скрыто от меня за семью печатями.

На игру в тот раз я приехал с моей любимой малышкой, т.к. нашу маму куда-то потянули чисто женские желания, и у меня не было никакого желания мешать ей наслаждаться. Так что дочура поехала со мной «развлекаться теннисом».  

Пока мы с партнершей разминались и отыграли первый сет, дочь полностью погрузилась в свой прекрасный мир, участниками  которого был старенький уже зайка (без него ребенок даже и не помышлял засыпать) и бедолага мишка, которому через год-два предстояло погибнуть на побережье Крыма. То ли он неожиданно сверзился с горы, то ли был где-то забыт, то ли еще что (совсем стерлось из памяти), но расставание с ним было тягостным, горестным и сопровождалось морем искренних слез. Первая любовь:).

Моя любимая малышка могла одна просидеть сколь угодно времени. Ей особо не требовалось внимания с нашей стороны. Она прекрасно развлекала себя сама, но… совершенно не любила шевелиться. Нам приходилось увлекать ее какой-нибудь игрой, чтобы хоть немного расшевелить ее мышцы. Вот и сейчас назрела необходимость провести активную разминку.   

Партнерша вполне доброжелательно отнеслась к вынужденному перерыву, и я, усадив дочуру на колени, пощекотал носом такое родное пузико и быстренько сочинил ей историю про покорителей волшебных вершин. После этого мы с ней подошли к той самой лестнице и я предложил дочери подняться до площадки. Для ее возраста очень даже полезная спортивная нагрузка.

Дочь впервые подняла глаза на это чудо архитектуры и техники, глазки ее испуганно расширились, она тесно прижалась ко мне и вибрирующим от страха голосом предложила покорять высоты в другой раз. И только тут я понял, что натворил – всадил в свою любимую доченьку страх. Своей собственной тупой башкой. И теперь необходимо было срочно что-то предпринимать.

Быстро, перепрыгивая через ступени сбегал до самого потолка, оттуда дурашливо что-то прокричал и уж не помню каким образом выдавил из ребенка улыбку. Потом прыгая и напевая, спустился к ней, усадил на колени, тепло-тепло прижал к себе, окутал всей безграничной любовью, что была во мне, и начал беседу.

— Аленька, — мою дочь зовут Александрой, в честь замечательного деда, но иногда мы звали ее Алей, — понимаешь, какая история — только что в тебя влез страх. Нагло, бессовестно, как воришка, без всякого твоего разрешения в тебя нагло прокрался страх. Тебе нравится, что кто-то влазит в тебя без твоего желания?

— Нет, папа, я так не люблю.

— Страх, доченька не просто хитрый, он еще и невероятно жадный. Он начинает расти и расти в человеке, до тех пор пока не становится больше него. И потом вообще выгоняет человека и становится в нем царем.

— А его можно выгнать?

— Именно это я и хочу тебе предложить, доча. Только страх ужасно хитрый: он обманом проникает в человека, потом рассыпается на мелкие частички и прячется во всех уголках и закоулках. Потому выгнать его очень сложно. Но я знаю один волшебный секрет: когда человек начинает действовать против страха, становится смелым, хоть и боится, — тогда самому страху становится страшно и он убегает. Сам сбегает.

— Папа, а разве ты тоже умеешь бояться? – Она смотрела на меня своими замечательными глазищами, убежденная в бесконечной силе и смелости своего отца.

— Боюсь, доченька, и даже очень часто боюсь. И поэтому знаю волшебную тайну страха. Страх меня пугает, а я все равно делаю, что задумал. Я ему не подчиняюсь. И тогда страх сжимается и сбегает.

— Значит, ты смелый! – Очень даже гордо сделала вывод дочь.

— Не всегда, ласточка. Сначала я боюсь, как все люди, а уже потом, преодолевая страх, становлюсь смелым. Ты тоже так можешь – ты тоже смелая!

Ну так что, будем выгонять этого коварного хитреца или оставим его навсегда жить в тебе? – Я понимал, что ситуацию необходимо довести до конца, ибо эта гадость могла обжиться в моем ребенке и испортить ей всю жизнь.

— Давай лучше выгоним, — решилась моя любимая, еще не представляя, что я задумал.

— Правильно! Молодец, Сашенька!

Мы опять приблизились к этой чертовой лестнице, которая даже в моих глазах явно подросла. Представляю, какой огромной она казалась моей крохе…

— Смотри, доча. Как только ты сделаешь первый шаг, страх сразу же сам испугается и скукожится. Он жутко боится смелых. Но, первый шаг сделать будет трудно, потому что страх еще очень сильный и пугать тебя будет изо всех сил. Давай его обдурим. – Я улыбнулся и надул страшные щеки, вроде как пугая страх. Малышка нервно рассмеялась.

— Ты, доченька, на всю лестницу не смотри. Посмотри только на одну ступеньку, что рядом с тобой. Тебе же совсем не страшно на нее смотреть, правда?

— Не правда, папа, страшно. Но не очень…

— Вот и славно, молодчина! Шагай на нее — и страх начнет сбегать.

Моя малышка долго примерялась, заносила ногу, убирала, с надеждой смотрела на меня (я молчал и не шевелился), и, наконец, решившись – шагнула. Ураа! Я радостно ее обнял и спросил: «Ты чувствуешь, как страх уменьшился?».

— Да, папа. — Она довольно улыбнулась. Еще бы не радоваться —  первая Победа!

— Умница! Теперь еще одну ступеньку. – Она уже смелее шагнула вверх.

— Еще, доченька, еще… Еще – Аля вполне решительно затопала вверх глядя исключительно на ближайшую ступень. Она смотрелась на фоне этой громадины совсем крохотной, впрочем такой и была. Ручонки никак не дотягивались до перил, и она перехватывала правой ручкой вертикальные перекладины.

Она шла все смелее и тверже, она побеждала себя на моих глазах, она буквально росла с каждым шагом. Наконец, дочь взошла на площадку и остановилась. Подышала и… двинулась дальше вверх. Я охнул – просил ведь только до площадки подняться. Продвигалась она вполне осмотрительно, но уже совсем уверенно, даже немножко гордо. Страх был побежден!

Когда же дошла до самого верха, взглянула вниз (ей же предстоял спуск) и я увидел, как страх опять проник в нее. Высота и правда была дикой. Я готов был кинуться к ней наверх и снести на руках, к черту эту борьбу. Но…

— Папа, страх опять в меня залез. – Крикнула мне слабеньким голоском моя любимая откуда-то из-под потолка. — Знаешь, я сейчас, как ты, сделаю: страх меня сильно пугает, а я все равно спущусь. И стану смелой. Он ведь тогда сбежит?

— Да, доченька, да! Он всегда будет сбегать, когда ты будешь смелость проявлять. – Я почти сиял от счастья. Но… страх, точнее, отцовское беспокойство, уже глубоко сидело и во мне, поэтому я поднялся к дочери на страховку и сказал: «Ты спускайся, а я буду рядышком за твоим страхом приглядывать. Но ты сама спускайся, на меня не обращай внимания». И мы пошли.

Я следил «за страхом», весь собранный как пружина, готовый в любое мгновение поймать свою красавицу, а она решительно искала крошечной ножкой нижнюю ступеньку, до которой доставала, только если слегка подгибала другую ножку.

Она спустилась. Сама! Моя дочь продемонстрировала мне и восхищенно следившей за всем процессом теннисной партнерше, но, главное, себе, что она МОЖЕТ ПОБЕЖДАТЬ! Побеждать самого страшного врага, что есть у человека – себя…

 

Прошло почти 30 лет. За эти годы я начал изучать каббалу, потом стал преподавателем каббалы, потом опытным преподавателем, а позже и очень опытным. Я — сильный методист и практик. Все, что даю ученикам, неоднократно прошел на себе, ошибался, искал выход, находил, проверял, исследовал, ставил опыты (на себе) и убедился, что древняя методика идеально работает. При условии ее точного соблюдения.

В молодежке мы уже неоднократно возвращались к изучению крайне сложной темы «Вера выше знания». Без этого внутреннего приема невозможно перескочить в иное измерение следующей высшей ступени. Просто невозможно. Но это очень «больно» человеку, да и страшновато… Поэтому мы возвращались и возвращались к теме ни один раз.

Ну, а вчера здоровенный мужик лет так 35, с сильно набитыми костяшками кулаков, бизнесмен, может быть, не из самых крутых, но точно не нищий, — служил в армии, был женат, короче говоря, опытный, многое повидавший в жизни… — не смог пройти ступень. Вот не смог, и все. Испугался, и страх его победил. К внешним угрозам и дракам он привык — там он смел. А внутренние битвы с собой пугают. И страх оккупировал мужика, одолел его.

Он проиграл и знает это. Найдет ли силы продолжать дальше или сбежит, как испуганная лань — не знаю. Надеюсь на лучшее.

Здоровенный опытный бугай и кроха. Почти в одинаковых ситуациях. И в обоих случаях я страховал. Кроха смогла шагнуть в неизвестность, а взрослый мужик — нет…

Евгений Литварь,

преподаватель каббалы

Евгений Литварь

Посмотреть все посты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *